How the Turkic Summit can change the geopolitical landscape in CA

The Turkic Summit is gradually acquiring new dimensions for cooperation and, if the proposed initiatives are implemented in the economy, energy, education, it can turn into an influential international organization. This can lead to the strengthening of regionalization processes in Central Asia, as well as to a significant deepening of relations between the countries of the region and Turkey.

More details – in Russian:

31 марта 2021 года состоялся онлайн саммит Совета Сотрудничества Тюркоязычных Государств (далее – Тюркский Саммит). Он стал знаковым событием, поскольку международный профиль Тюркского Саммита в последнее время постепенно растет.

Это особенно становится заметным после вступления (точнее возвращения) Узбекистана в его состав. Саммит должен был состояться в г. Туркестан на юге Казахстана, но в связи с пандемией, его провели в онлайн режиме.

Этот город также становится все более известным не только среди тюркоязычных стран, но и во всем мире. Не случайно, его назвали духовной столицей тюркского мира. В целом, обращает на себя внимание, что становится традицией при организации саммитов выбирать места, которые имеют символическое значение для тюркских стран и народов.

Из саммита в саммит в рамках Тюркского Совета выдвигаются новые и важные инициативы, которые могут со временем дать стратегические результаты. Эти инициативы не только определяют некие направления сотрудничества, но и, что важно, намечаются на вполне конкретные среднесрочные и долгосрочные перспективы.

Например, стоит упомянуть разработку концептуального документа «Видение Тюркского мира – 2040».

Если уже формируется такое общее видение, то можно этот форум воспринимать серьезно, и это может в будущем иметь геополитические импликации.

Президент Казахстана Касым-Жлмарт Токаев в своем выступлении, в частности, предложил создать специальную экономическую зону, объединяющую тюркские страны. Это довольно амбициозное предложение, реализация которого может повлиять на диверсификацию внешнеэкономических приоритетов стран Центральной Азии. Он также предложить развивать сотрудничество в образовательной сфере, которое станет, на его взгляд основным фактором успеха партнерства в будущем. Президент Казахстана считает важным сформировать общее культурно-просветительское пространство. По его мнению, эту инициативу можно реализовать через создание образовательного фонда «Великие тюрки».

Как логическое дополнение казахстанских инициатив, со стороны Узбекистана было инициировано создание Инвестиционного фонда и Банка развития Тюркского совета, а также принятие в рамках совета Программы развития паломнического туризма и реализация проекта «Табаррук зиёрат» – паломничество по священным местам, расположенным на территориях этих стран. Кроме того, Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев предложил учредить Международную премию Тюркского совета с целью поощрения известных личностей, внесших большой вклад в науку, образование, культуру и искусство, а также укрепления единства тюркского мира.

Между тем, по мере повышения международного профиля Тюркского Совета, параллельно растет и его геополитический статус. Саммит состоялся спустя небольшое время после победоносного завершения короткой войны между Азербайджаном и Арменией за обладание Нагорным Карабахом. Победе Азербайджана в этой войне во многом способствовала Турция, которая оказала военную и иную поддержку братскому Азербайджану. Как известно, страны Центральной Азии поздравили Азербайджан с этой победой, что свидетельствует, что они всегда были на его стороне в этом конфликте.

Многие средства массовой информации и аналитические структуры тогда заговорили об усилении роли Турции в Кавказском регионе.

Этот фон остается довольно актуальным в настоящее время. Более того, выражение поддержки Украины Турцией и непризнание последним аннексии Крыма лишь усиливает этот новообретенный имидж Турции как региональной державы.

На этом фоне Тюркский Саммит не только вновь подтвердил факт усиления Турции, но и рост его влияния на страны Центральной Азии, тем самым еще раз обнажив геополитические тренды, постоянно сопровождавшие страны Центральной Азии на всем протяжении периода независимости. В данном контексте обращает на себя внимание выражение Ираном своего желания вступить в ЕАЭС с целью балансирования растущего влияния Турции в данном регионе.

Турция с первых лет независимости стремилась наращивать свое присутствие в регионе. В настоящее время в Узбекистане и других странах ЦА функционируют сотни турецких компаний. Турция стала наиболее привлекательным направлением для челночных торговцев и туристов. Историческая, культурная, этническая, религиозная близость тюркоязычных стран всегда будет оставаться важнейшим фактором развития сотрудничества в таких сферах, как торговля, инвестиции, безопасность, военная и дипломатическая поддержка на международной арене.

Известно, что Москва всегда с настороженностью воспринимала сам факт появления Тюркского Форума и его последующих саммитов, которые якобы бросают вызов интересам России. Аналогично тому, как Турция рассматривает Центральную Азию как часть тюркского мира, Россия тоже рассматривает этот регион как часть Евразии. Помимо центральноазиатского региона большая часть этого мира проживает на территории России и Китая. Ожидается, что Россия будет противодействовать реализации инициатив в рамках Тюркского Совета, как на двустороннем уровне, так и создавая препятствия с помощью инструментов ЕАЭС.

Таким образом, возникает своеобразная дилемма «Евразия-Тюркский Совет», которая еще долго не будет разрешена, поскольку формат Совета не охватывает весь тюркский мир. Возможно, для стран Центральной Азии такие мега-проекты, ориентированные на весь тюркский мир, не столь актуальны и привлекательны и в настоящее время они должны больше концентрироваться на своем регионе, на полноценной интеграции пяти стран Центральной Азии. Тюркский Форум мог бы оказать дипломатическую, экономическую и материальную поддержку этого интеграционного проекта.

Farkhod Tolipov

Director of a non-state scientific institution Bilim Karvoni (Caravan of Knowledge), PhD in political science (Tashkent, Uzbekistan)

Contact Us
April 2021
M T W T F S S
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930