EAEU as a mini-Commonwealth of Independent States

The results of the EAEU summit: anti-Western attitude of some EAEU members and the dominance of Russia in it. All the rhetoric about the EAEU reveals one indisputable fact: that membership in this organization is a different way of building relations with Russia. In other words, there is a substitution of a bilateral structure in terms of the content of cooperation with a multilateral structure. The narrowing of the non-working format of the CIS to a mini-format in the form of the EAEU testifies to the continuing turbulence of the former Soviet space.

Article in Russian:

21 мая 2021 года состоялось очередное заседание Высшего Евразийского Экономического Совета (ВЕЭС). На нем принял участие Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев в качестве государства-наблюдателя. Этот статус был утвержден в декабре 2020 года после развернувшихся в Узбекистане дискуссий о целесообразности или нецелесообразности вступления страны в Евро-Азиатский Экономический Союз. Но с получением статуса наблюдателя вопрос о членстве в ЕАЭС все же остается противоречивым.

Эта противоречивость вызвана тем, что экономические выгоды членства в этой организации вовсе не очевидны, поскольку ЕАЭС с момента своего создания до настоящего времени служил своеобразным геополитическим проектом Москвы.

С этой точки зрения, возможное вступление Узбекистана в эту организацию вызывает ряд критических вопросов.

До сих пор экспертами не было предоставлено убедительных аргументов в пользу вступления Узбекистана в ЕАЭС. Напротив, судьба соседних Казахстана и Кыргызстана в ней красноречиво свидетельствует о другом: что эти страны не только не получили сколь-нибудь заметных выгод от членства, но в значительной мере проиграли от этого.

Вот и недавнее заседание ВЕЭС показало, что в этой группе стран-членов и наблюдателей скрыто некоторое напряжение от стратегической неясности или нечеткости целей и миссии ЕАЭС. Дело в том, что эта структура, можно сказать, выглядит как мини-СНГ. Действительно, все цели и задачи, которые декларируют участники ЕАЭС, были провозглашены и обсуждались в рамках СНГ с самого начала функционирования Содружества.

Так, например, приоритетной целью взаимодействия глава Узбекистана на заседании ВЕЭС обозначил повышение конкурентоспособности транспортных коридоров, а также гармонизацию технических регламентов и стандартов, взаимное предоставление преференций. Актуальность транспортной диверсификации всегда была острой во внешнеполитической повестке Узбекистана. Фактически, Ташкент озвучил не что-то новое, а перманентно актуальное. Транспортную диверсификацию Узбекистан осуществлял задолго до появления ЕАЭС.

Возможно, мало что еще можно было бы предложить на заседании этой организации, которая, как сказано выше геополитически перегружена, от чего, как раз, все ее члены и хотели бы освободиться. Курьезные моменты ВЕЭС заседания, когда Президент Беларуси А. Лукашенко посетовал на то, что Казахстан его не приглашает в гости, а  Премьер-министр Армении Никол Пашинян ошибся с отчеством Президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева лишь добавили впечатления искусственно поддерживаемого формата.

Участие на этом заседании Президента Кубы в качестве наблюдателя напомнило советское прошлое: Куба была союзницей СССР, а теперь, как бы позиционирует себя в качестве союзницы России. Он на заседании напрямую осудил США за санкции против России и Беларуси. Самое удивительное здесь – это не столько собственно участие далекой Кубы, а не участие близких стран СНГ. Кубинское участие, в какой степени, отразило тот факт, что и евразийским-то ЕАЭС не является.

Кстати, в своем выступлении Лукашенко заявил о том, что коллективный Запад оказывает санкционное давление не только на Беларусь и Россию, а что это скоро коснется всех стран ЕАЭС и надо продумать меры реагирования. Тем самым, он как бы, говоря от имени всех других участников, в частности, стран Центральной Азии поставил их в нелепое антизападное положение, перечеркнув саму идею диверсификации, к которой стремится, например, Узбекистан.

Итак, два аспекта деятельности ЕАЭС имплицитно или эксплицитно обнаруживают его геополитическую сущность: антизападный настрой некоторых членов и доминирование в нем России. Вся риторика о ЕАЭС на самом деле обнаруживает один неоспоримый факт: что членство в этой организации – иной способ выстраивания отношений с Россией. Другими словами, происходит подмена двустороннего по содержанию сотрудничества многосторонней по форме структурой. Сужение не работающего формата СНГ до мини-формата в виде ЕАЭС, свидетельствует о продолжающейся турбулентности бывшего советского пространства.


Farkhod Tolipov

Director of a non-state scientific institution Bilim Karvoni (Caravan of Knowledge), PhD in political science (Tashkent, Uzbekistan)

Contact Us
May 2021
M T W T F S S
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31