Weak link? Georgia’s place in the Caucasus geopolitics

Geopolitics of energy and transport corridors

Big Turkish project,

Russian zugzwang

In Russian:

Гела Васадзе: Слабое звено? Место Грузии в геополитике Кавказа

После второй карабахской войны, именно так принято называть обострение военных действий в Карабахе осень 2020 года, на Южном Кавказе изменилось геополитическое статус-кво. Само понятие геополитика уже давно является больше публицистическим, нежели научным. Впрочем, публицистика тоже необходима, иначе исследования и анализ серьезных ученых вряд ли выйдут за пределы мониторов их компьютеров и страниц крайне серьезных журналов, которые мало кто читает. В нашем случае под геополитикой следует понимать совокупность политических, экономических, военных и социальных ресурсов стран региона и центров силы, присутствующих в регионе. 

Действительно, после осени 2020 года статус-кво в регионе изменился. Последний раз изменения такого масштаба происходили в регионе в августе 2008, а до этого в период между 1989 – 1994 годов. Каждое из таких изменений приводит к неизбежной переоценке ценностей и возможностей каждой стороны, поэтому крайне важно не просто зафиксировать ситуацию, но и понять – что нужно от тебя соседу, партнеру или противнику. Без понимания того, что изменилось, невозможно понять, что делать.

Вопрос стоит так – какие изменения произошли в восприятии места Грузии у наших ближайших соседей – Азербайджана и Армении, региональных игроков – РФ, Турции и Ирана, и мировых центров силы – США, Евросоюза и Китая. При этом необходимо понимать, что для мировых центров силы это вопрос контроля одного, пусть и не самого главного геополитического сегмента. Для региональных игроков это вопрос безопасности и геополитических амбиций. А для наших соседей это экзистенциальный вопрос, от которого зависит их жизнеспособность, как государственных образований. 

Геополитика энергетических и транспортных коридоров

Ещё во времена М.Саакашвили власти Грузии сформулировали принципы отношений с соседними странами. С Азербайджаном это было стратегическое партнерство, с Арменией – добрососедские отношения. Почему так, вполне понятно, стратегическое партнерство Грузии с Азербайджаном обуславливается наличием региональных проектов (БТД, БТК, БТС, БТЭ и Южнокавказский газопровод). Вопреки распространенному мнению, данные проекты не играют ключевой роли в экономике Грузии, но зато обеспечивают заинтересованность внешних игроков и баланс интересов с самим Азербайджаном. 

Строительство нефтепроводов Баку-Супса и Баку-Тбилиси-Джейхан покончило с монопольным контролем Москвы над энергоресурсами Азербайджана. Конечно, без нефтепровода оставался железнодорожный маршрут из Баку в Батуми, крупнейшему нефтеналивному центру на восточном побережье Черного моря. Но, во-первых, такой способ транспортировки нефти достаточно дорог. А во-вторых, сам Батуми в то время контролировался РФ, через не подчиняющегося центральной власти хозяина Аджарии Аслана Абашидзе. Что касается нефтепровода Баку-Супса, то он был легко перерезан во время российской агрессии 2008 года. Тогда пришлось строить обходной участок, однако совсем недавно в результате ползучей оккупации российские войска вновь вплотную приблизились уже к новому участку данного нефтепровода. 

Конечно, самым главным проектом на сегодняшний день является Южнокавказский газопровод, который имеет свое продолжение в Трансанатолийском газопроводе на территории Турции с выходом на газопровод TANAP, обеспечивающий вхождение газа на газовый рынок Европы. 

Недавние соглашения между по статусу Каспийского моря создают прекрасные условия для заполнения Южнокавказского газопровода газом из Центральной Азии. По сути, это является возрождением идеи газопровода «Набукко», и в случае его реализации положит конец контролю РФ над транспортировкой центральноазиатских энергоресурсов в западном направлении. На восточном уже давно присутствует Китай. Впрочем, злые языки говорят, что торговать с Китаем не так выгодно, как с Европой.

Понятно, при таком раскладе Грузия является ключевым партнером для Азербайджана и Турции. Ровно тоже самое можно сказать и про транспортные коридоры. Но тут есть нюанс. Сегодня, когда кипят страсти по поводу коридора из Азербайджана в Турцию через Армению, все почему-то забывают о том, что железнодорожный коридор из Азербайджана в Турцию существует ещё с 2017 года. Причем данный коридор не используется на полную мощность. В чем тут дело? Если мы на время забудем о коррупционной составляющей нынешней схемы эксплуатации железной дороги Баку-Тбилиси-Карс (забудем, потому что там, где появляется политический интерес коррупция быстро заканчивается), то придется признать, что данная дорога на сегодняшний день не является приоритетным маршрутом для транспортировки грузов. 

Причина тому – состояние железных дорог Грузии и Азербайджана, которое требует модернизации, и непродуманная тарифная политика, которая не создает благоприятных условий для транспортировки грузов по данному маршруту. Кстати, все разговоры о том, что открытие железнодорожного коридора через Армению и Нахичевань снизят транзитную роль Грузии, ведутся по незнанию. Оптимальный маршрут в центральную Европу из региона является маршрут через грузинские порты. Тогда как маршрут в Средиземноморский регион действительно наиболее оптимален через Турцию. Но там есть и альтернативы. 

Большой турецкий проект

И вот тут самое время перейти от экономики к геополитике. Имея претензии на роль региональной державы Турции необходим региональный проект. Одним из региональных проектов, запущенных Эрдоганом в начале 2010-х был большой османский проект, который должен был обеспечить восстановление влияния Турции на территориях, которые когда входили в Блистательную Порту, то есть на Большом Ближнем Востоке. Идеология проекта важна исключительно для внутреннего пользования. Электорату нравится, когда лидер напоминает о героическом прошлом. Реальное наполнение, как и во все времена – контроль над коммуникациями. Именно этим, а также желанием обезопасить свою собственную территорию, объясняется активная политика Анкары в Африке и на Ближнем Востоке. Однако тут Турцию ждало разочарование. Большой османский проект был купирован в Ливии, прежде всего, Россией, в Египте – военным переворотом аль-Сиси при поддержке Вашингтона, плюс активным противодействием саудитов, ну и конечно в Сирии, куда реально Анкара подоспела только к шапочному разбору. 

В Сирии, где изначально турки имели наилучшие позиции, они столкнулись с противодействием практически всех региональных игроков – Ирана, России, КСА, ну и наконец США, сделавших ставку на самых опасных врагов современной Турции – курдов. Вообще эта тема – она для более детального разбора, который выходит далеко за рамки сегодняшнего материала. Все приведенное выше это попытка объяснить, почему сегодня Анкара взялась за продвижение большого турецкого или если угодно – тюркского проекта. 

На самом деле проект выглядит очень привлекательно. Он предполагает контроль над Южным Кавказом и Центральной Азией, что в свою очередь напрямую задевает интересы не только России, но и Китая. Не будем забывать и про США, у которых, как у мирового лидера, есть интересы в любой точке земного шара. Так, в рамках этого самого проекта Грузия играет ключевую роль, и это понимают в Анкаре. Нет, ну конечно, можно попытаться захватить всю Армению и создать коридор в обход Грузии. Но я думаю, все понимают, что это нереально. И не только из-за России. Как понимают и то, что захват одной Сюникской области (или как её называют – Зангезура) явно недостаточен. Хотя и этого сделать никто не даст. 

И вот тут самое время вспомнить, почему Турция является самым активным лоббистом Грузии в НАТО. Никогда не задумывались над этим? А между тем стоило бы. Членство Грузии в НАТО обеспечит легитимное право Турции на защиту своих интересов в Грузии. Пункт пятый никто не отменял, а ближайший сосед по НАТО – именно Турция. К тому же эта защита интересов будет подкреплена военной мощью самой сильной державы в мире. Что тоже совсем не лишнее в наше смутное время. Так что интерес Турции к Грузии ясен и понятен. При этом следует подчеркнуть, что в отличие от других игроков турки ведут себя очень корректно. Можно даже сказать – по- восточному корректно.

Российский цугцванг

В отличие от Турции Россия обладает куда более мощными ресурсами в регионе и той же Грузии. Но сейчас с точностью до наоборот  повторяется история двухсотлетней давности, когда отделенная Кавказским хребтом Российская империя не оставила шансов двум империям, присутствующим в регионе – Персидской и Османской. Возврат Грузии на геополитическую орбиту России, что невозможно без деоккупации Абхазии и Цхинвальского региона, мягко говоря, маловероятен. На протяжении тридцати лет российские руководители делали все, чтобы отрезать себе все возможности вернуть былое влияние в Грузии. В итоге их влияние сегодня заключается в двух мощных военных группировках, размещенных на оккупированных территориях, и стареющей агентуре, которая пытается вербовать себе сторонников опираясь на ультранационалистическую, ксенофобскую идеологию. Согласитесь, не очень перспективный сценарий. Как говорил ещё Наполеон, штык сам по себе – замечательная штука, но на нем очень неудобно сидеть.

Что выросло, то выросло. При ограниченном потенциале влияния на Грузию Москве в рамках гибридной войны остается наносить точечные удары, дестабилизируя ситуацию изнутри. По понятным причинам приоритетным направлением является нанесение максимального вреда отношениям с Турцией и Азербайджаном. С Турцией сделать это сложновато. Туркофобская пропаганда эффективно действует только на самую темную часть населения. А вот с Азербайджаном на протяжении уже нескольких лет что-то получается. Конечно, благодаря широкой агентурной сети как в Грузии, так и в Азербайджане. Но это именно «что-то», ибо лидеры общественного мнения в обеих странах могут поддаться эмоциональному порыву. Но очень быстро возвращаются к рациональному мышлению и вспоминают про географическую карту. Процесс реакции общества на мелкие и не очень мелкие провокации – шутка болезненная, но необходимая. Во-первых, закаляет, во-вторых, избавляет от лишних иллюзий. 

Грубой силой добиться ощутимых результатов на грузинском направлении и таким образом противодействовать смертельно опасному для себя большому турецкому проекту Москва не может. А на smart политику в регионе ресурсов нет. Признание за Грузией права быть суверенным государством противоречит кремлевской картине мира. Да и агентура постоянно уверяет – в Грузии вас любят, дайте больше денег, и тогда точно будет все хорошо. Ну не понимают в Кремле, как можно хорошо относиться к русским, причем как к своим, так и к приезжим, и в то же время как черт ладана отшатываться от политики Кремля. Не понимают, почему эти неразумные грузины никак не хотят признать за Кремлем право менять границы их страны по своему усмотрению. Ну а так как не понимают, и перспективы политики – соответствующие. 

Армения 

Сказать, что для Армении отношения с Грузией тоже важны, это ничего не сказать. Для Армении Грузия является не только единственным логистическим коридором, но и возможностью выхода на Запад. Наладить отношения с тюркскими соседями Еревану не даст та же Москва. Да и большой вопрос – захотят ли соседи. Конечно, РФ важно, чтобы армяне считали грузин врагами. Ну или как минимум подпевалами врагов. Информационная атака на Грузию в период второй карабахской войны – прекрасная тому иллюстрация. Но это и понятно. По логике Кремля у Армении должен был один большой друг – Российская Федерация, без которой она пропадет.

Понятно, что на уровне массового общественного сознания все так и думают, несмотря на то что большинство населения Армении особых иллюзий по отношению к России не испытывает. Однако на уровне лидеров общественного мнения все далеко не так однозначно. Армянская элита прекрасно понимает, и вторая карабахская война ещё раз подтвердила это понимание – опора на РФ, как единственный элемент безопасности страны, весьма опасный путь. Как мне как-то сказал один известный армянский аналитик – в течение ХХ века Россия дважды уходила с Южного Кавказа, причем неожиданно. 

В этих условиях отношение Армении к Грузии на уровне элит я бы назвал бережным. То есть, да, есть понимание, что Армения состоит во всех возможных блоках с Россией, страной, которая ведет гибридную войну против Грузии. Но, с другой стороны, есть понимание того, что именно Грузия является шансом прорыва Армении на Запад. Поэтому большинство лидеров общественного мнения Армении, в том числе и многие пророссийской ориентации, молча поддерживает вступление Грузии в НАТО. Ну а те, кто не пророссийской, совсем не молча. 

Слабое звено?

С точки зрения слабости демократических и государственных институтов (именно в таком порядке), Грузия, несомненно, является слабым звеном на Южном Кавказе. У Грузии нет мощных союзников в регионе, как у Армении и у Азербайджана. В стране все ещё присутствует достаточно разветвленная российская агентура на всех уровнях. в том числе и в органах государственной власти. Более того, раз уж мы заговорили об агентах влияния, практически все наши лидеры общественного мнения завязаны на ту или иную внешнюю силу. Благо в подавляющем большинстве своем по принципу – да продаюсь, но своим и за дорого.

Более того, у государства нет не только четко продуманной стратегии защиты национальных интересов Грузии, но и понимания этих самых интересов. Стратегическое направление выбрано верно, но вот тактические решения принимаются почти по наитию. И это при чудовищном уровне некомпетентности власти, оппозиции и медиа.

Но при всем этом с этой бочкой дегтя, у нас есть и своя ложка мёда. Несмотря на то, вернее, именно потому, что Грузия является объектом пристального интереса всех региональных сил, ни одна из них не готова поступиться своими интересами здесь. 

Да и внешнеполитическая ориентация Грузии на евроатлантическое сообщество дает определенные преимущества. Так как страна завязана не на региональных, а на мировых игроках. Добавьте к этому невидимое, но очень сильное китайское лобби, и получите целостную картину.

Все это так, и все-таки хотелось бы, чтобы Грузия, обладая столь серьезными природными преимуществами, формировала свою повестку дня во внешней политике. Ведь она у нас есть, просто необходимо очистить её от ложных понятий и исторических мифологем.  

Гела Васадзе, руководитель региональных программ Грузинского Центра стратегического анализа (GSAC), Тбилиси

Gela Vasadze

Regional programs director, Georgian Strategic Analysis Center

Contact Us
May 2021
M T W T F S S
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31