Will Uzbekistan Host U.S. Military Forces Once Again?

The issue of the deployment of military bases on the territory of the Central Asian states has become the talk of the town many years ago. Moreover, many consider it very one-sided – as the deployment of only American bases. However, this approach is not objective, since the phenomenon of military bases is politically rather complex, strategically important and geopolitically sensitive.

Full text in Russian:

Вопрос размещения военных баз на территории государств Центральной Азии уже много лет назад стал притчей во языцех. Причем многими он рассматривается очень односторонне – как размещение только американских баз. Однако такой подход является не объективным, поскольку феномен военных баз политически довольно сложный, стратегически важный и геополитически чувствительный.

Поэтому нахождение военных баз любых государств в регионе, будь то американских, французских, китайских или российских следует рассматривать в одном ключе. С этой точки зрения, анализ проблемы размещения выводимой из Афганистана американской военной базы на территории Узбекистана или Таджикистана, взбудоражившей политические круги, СМИ и экспертное сообщество, требует широкого и концептуального подхода.

Военная база в контексте операции в Афганистане

После терактов в Вашингтоне и Нью-Йорке 11 сентября 2001 года руководство США приняло решение о проведении военной операции «Несгибаемая свобода» в Афганистане с целью свержения власти «Талибан» и уничтожения лидера «Аль-Каиды». В этих целях было достигнуто соглашение между Вашингтоном и Ташкентом о размещении авиационного контингента США на юге Узбекистана, в городе Карши для поддержки операции в Афганистане. Этот контингент, который некоторые ошибочно называли базой, эффективно функционировал почти до конца 2005 года, что явилось отражением и иллюстрацией стратегического партнерства между Узбекистаном и США, Декларация о котором была принята в марте 2002 года в Вашингтоне.

Таким образом, Узбекистан уже имел в недалеком прошлом опыт размещения на своей территории американского воинского контингента. В связи с выводом войск США и их союзников из Афганистана (запланирован до 11 сентября 2021 года), вновь возник вопрос о вероятности размещения сил США в Узбекистане или Таджикистане.

С одной стороны, этот вопрос вполне логичен с точки зрения сохранения военного присутствия США вблизи Афганистана на случай резкого обострения обстановки в этой стране в последующие месяцы. А с другой – он вызвал различные спекуляции конспирологического толка. Российские СМИ и эксперты стали выражать озабоченность, доходящую до паники, что дескать размещение военной базы США на территории одной из стран Центральной Азии будет угрожать интересам России.

В этой связи, необходимо заметить, что согласно Оборонной доктрине и Концепции внешней политики Узбекистана, в Узбекистане не могут размещаться военные базы иностранного государства. Таким образом, существует юридическое положение, по которому размещение американской базы на территории Узбекистана невозможно.

Однако, вероятность дисклокации воинского контингента США на самом деле все же существует во двум причинам.

Во-первых, в настоящее время разрабатывается новая внешнеполитическая концепция Узбекистана, которая может и исключить пункт о не размещении военных баз, либо уточнить случаи возможного их размещения.

Во-вторых, собственно, воинский контингент, который предполагается дислоцировать в Узбекистане, может и не иметь статуса военной базы и носить временный характер (например, на 3-5 лет), как это уже было в 2001-2005 годах.

Принятие Ташкентом решения о дислокации американского контингента на территории страны, должно быть основано прежде всего на национальных интересах Узбекистана, о которых многие аналитики и СМИ даже не задумываются, фокусируясь в основном на интересах России, Китая, США и т.д.

Самое важное в данном решении – это не столько кажущаяся угроза со стороны этой американской «базы» чьим-то интересам, сколько более конкретный вопрос о ее функции, задачах, правах и обязательствах, сроках деятельности, критериях выполнения миссии и ее завершения и т.п. Без уточнения этих вопросов всякие рассуждения о возможности или не возможности размещения этой «базы» будут носить спекулятивный характер.

Военная база как вопрос геополитики

Обращает на себя внимание следующее мнение российского аналитика А. Князева: «…в политических и военных элитах стран Центральной Азии, надо полагать, сейчас будет нарастать педалирование проблемы неких угроз из Афганистана на фоне переформатирования американского присутствия. Это очень удобный, многолетний и уже ставший традиционным инструмент воздействия на общественное мнение в каждой стране, призванный отвлечь внимание от кризисных внутристрановых явлений и подчеркнуть в очередной раз роль государственных институтов (в первую очередь, естественно, силовых) как гарантов безопасности. Это эффективно работает, например, в Таджикистане и Узбекистане, да и по всему региону».

Это довольно противоречивое утверждение: действительно если не предвидится серьезных угроз со стороны Афганистана (а с этим можно согласиться), то и российские военные базы в регионе особо не нужны, как не были они нужны последние годы. С незначительными угрозами государства Центральной Азии вполне в силах справиться сами, без ОДКБ или российских военных баз.

Приведенное выше утверждение, на самом деле, содержит и геополитическую коннотацию. Князев и не скрывает этого: «На дворе уже далеко не 2001-й год, попытки создания баз Пентагона в регионе вызвали бы весьма мощное противодействие со стороны России и Китая, а рычагов и ресурсов такого противодействия как у РФ, так и у КНР, вполне достаточно, отдельные проблемы способен создать и Иран…».

По какой конкретно причине «базы» Пентагона априори вызовут противодействие РФ или КНР, не говорится, так как это противодействие должно быть только в том случае, если эти базы осуществляют деструктивную деятельность, враждебную по отношению к какому-либо государству, выходя за рамки установленных договором задач. В противном случае, нет и поводов для беспокойства.

В конечном итоге, когда говорят о геополитических вызовах со стороны США, которые размещение воинского контингента в Узбекистане может создать, то надо заметить, что опосредованно подозрения подобного рода бросают тень и на государство-реципиент «базы», т.е. на Узбекистан, которому, тем самым, как бы отказывают в праве принять самостоятельное решение. Другими словами, мифическая угроза американской «базы» отождествляется с недоверием к Узбекистану, который как будто (сам не понимая того) поступает не дружелюбно по отношению к России или Китаю и т.д.

Возвращаясь к вопросу об интересах России, о которых упоминалось выше, то можно поставить и такой вопрос: Мир и стабильность в Афганистане, восстановление государства, противодействие угрозам со стороны террористов в этой стране – в интересах России? Очевидно да. Должны ли мы рассматривать оказание содействия борьбе с терроризмом и восстановлению Афганистана как общую задачу? Очевидно да.

Еще в 2001 году, когда было принято решение о дислоцировании авиабазы (условно для простоты изложения назовем ее базой) США на юге Узбекистана, звучали упреки со стороны Москвы, что Узбекистан, как участник системы ДКБ, мог бы проконсультироваться с Россией по этому вопросу.

Время показало, что функционирование авиабазы было исключительно направлено на поддержку операции в Афганистане и не создавало угрозы интересам других государств, включая Россию. Выполнив свою миссию эта база была закрыта.

Именно такая модальность стратегического партнерства Узбекистана и США не только возможна, но и целесообразна.

Заключение

Общая борьба против терроризма, экстремизма, наркоторговли и главное – предотвращение распада государства как несостоявшегося (failed state) требуют стратегического, а не конспирологического подхода. Узбекистан и США являются стратегическими партнерами и именно в таких ситуациях оно и востребовано.

Если такой контингент будет размещен на территории Узбекистана, это, помимо прочего, может продемонстрировать подлинную независимость Ташкента в принятии подобных решений в интересах международного мира и безопасности.

Ни Узбекистан, ни другие страны Центральной Азии не будут посылать свои воинские контингенты в Афганистан вместо США, но они могут содействовать миру и безопасности этой страны, предоставив возможность американским контингентам находиться поблизости на случай обострения террористической угрозы в Афганистане.

Наконец, стоит упомянуть, что в мае 2020 года была проведена официальная трехсторонняя встреча США-Афганистан-Узбекистан, на которой участники выразили намерение углублять сотрудничество через интенсификацию совместных усилий по борьбе с трансграничными угрозами вдоль границы между Узбекистаном и Афганистаном, такими как терроризм, наркотрафик, контрабанда, нелегальная миграция и др. Может, стоит рассматривать перспективу дислокации американского контингента в Узбекистане в этом ракурсе.


Farkhod Tolipov

Director of a non-state scientific institution Bilim Karvoni (Caravan of Knowledge), PhD in political science (Tashkent, Uzbekistan)

Contact Us
May 2021
M T W T F S S
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31