Where is Russia going in Karabakh

10 ноября 2021 года, аккурат в годовщину ввода российских военных, в Карабахе открыли «аллею славы» и памятник «миротворцу». «Миротворцу», как водится, российскому. Аллею, которую разбили на территории российского военного городка, открыли замкомандующего войсками Южного военного округа генерал-лейтенант Рустам Мурадов и командующий «миротворческим» контингентом генерал-лейтенант Геннадий Анашкин. На ней установлены бюсты десяти деятелей истории и культуры России – Александра Невского, Дениса Давыдова, Михаила Лермонтова, Гавриила Державина, Александра Пушкина, Николая Карамзина, Льва Толстого, Антона Чехова, Василия Шукшина и Михаила Шолохова. Весьма занятный подбор персонажей… К сожалению, формат данной статьи не позволяет сделать более детальный разбор на тему, как и почему именно они попали на «аллею славы». В городке открыли и памятник «миротворцу» – прототипом стал реальный участник «миротворческой» миссии. В тот же день был открыт первый русский православный храм в Карабахе.

Прежде чем начать разговор на тему российского присутствия в Карабахе, давайте определимся с характером конфликта. С самого начала, то есть с конца 80-х годов, это война между Арменией и Азербайджаном за конкретную территорию. Причем границы данной территории отнюдь не определяются границами существовавшей тогда Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО). Территория провозглашенной по результатам первой фазы карабахской войны «Нагорно-Карабахской республики» включала в себя всю территорию, занятую армией Армении на момент прекращения активных боевых действий в 1994 году, независимо от того, входила она в состав НКАО или нет. Поэтому семь районов существовали только на бумаге и использовались для дипломатической эквилибристики. Армянская сторона осуществляла полный оперативный контроль над всеми захваченными территориями, и занималась там как военной, так и хозяйственно-экономической деятельностью. На всем протяжении конфликта международное право, резолюции Совета безопасности ООН и прочие решения международных организаций игнорировались. Все решал расклад сил на земле, а единственным реальным фактором, способным повлиять на положение дел – и вплоть до осени 2020 года единственной внешней силой, способной повлиять на развитие событий, – была РФ. В сущности, РФ и сегодня остается главной внешней силой в регионе. Главной, но не единственной. И в этом принципиальное отличие сегодняшней ситуации. Но об этом ниже, а пока про российских «миротворцев». 

Несмотря на то, что у российских военных нет никакого статуса, а единственным документом, на основании которого войска РФ находятся там, является заявление глав России, Азербайджана и Армении, – все стороны конфликта называют их «миротворцами». Правда, азербайджанская сторона постоянно подчеркивает, что территория дислокации называется зоной временного размещения российского «миротворческого» контингента, делая акцент на слово «временного», а армянская продолжает называть данную территорию «Нагорно-Карабахской республикой».

Определения решают многое в нашем качающемся мире. Для армянской стороны – а Армения в данном случае именно сторона, участвующая в войне – российские военные в Карабахе – это всерьез и надолго (читайте навсегда в обозримом будущем). Для азербайджанской же, так как российские военные размещены на международно признанной территории Азербайджана, определение «временное» размещение является ключевым, тогда как для армянской стороны ключевое определение – «российский».

Это и понятно, но гораздо интереснее посмотреть, какие определения использует министерство обороны России. Для этого достаточно посмотреть тексты заявлений, которые российская «миротворческая» миссия распространяет несколько раз в неделю. Во время брифингов и в новостях, распространяемых российскими военными используются следующие названия – «Нагорный Карабах» и «Степанакерт». Вряд ли человек, не знающий детали конфликта, обратит внимание на подобные «мелочи». Однако для всех, кто хоть немного в курсе деталей конфликта, данный момент весьма показателен. Дело в том, что для азербайджанской стороны использование названия «Нагорный Карабах» – сегодня весьма сенситивный вопрос, так как 7 июля 2021 года указом президента Азербайджана был создан Карабахский экономический регион, включающий город Ханкенди, Агджабединский, Агдамский, Бардинский, Физулинский, Ходжалинский, Ходжавендский, Шушинский и Тертерский районы; и Восточно-Зангезурский экономический регион, который охватывает Джебраильский, Кельбаджарский, Губадлинский, Лачинский и Зангеланский районы. Таким образом использование названий «Нагорный Карабах» и «Степанакерт» – это политика, причем большая политика.  

На тему возможностей ухода российских военных из Карабаха уже сломано немало копий, а будет сломано ещё больше. Но давайте обратимся к первоисточнику. Пребывание российских военных в Карабахе регламентировано пунктами 3 и 4 заявления от 9 ноября 2020 года:

Пункт 3.  Вдоль линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и вдоль Лачинского коридора развертывается миротворческий контингент России в количестве 1960 военнослужащих со стрелковым оружием, 90 бронетранспортеров, 380 единиц автомобильной и специальной техники.

Пункт 4. Миротворческий контингент Российской Федерации развёртывается параллельно с выводом армянских вооружённых сил. Срок пребывания миротворческого контингента Российской Федерации — 5 лет с автоматическим продлением на очередные 5-летние периоды, если ни одна из Сторон не заявит за 6 месяцев до истечения срока о намерении прекратить применение данного положения.

Правда, там есть ещё и пункт пятый, но о нём позже. А пока давайте обратим внимание вот на какой момент. Ни один кейс в заявлении не прописан столь четко, как кейс о пребывании российских военных. И дело не только в количественном и качественном составе контингента. В конечном итоге количество не имеет значения, формат определялся российской стороной и связан скорее с техническими деталями, необходимыми для осуществления миссии. Тут гораздо важнее география и сроки. Что касается географии, достаточно посмотреть на карту, чтобы понять, что российская сторона выбрала для себя наиболее комфортный вариант пребывания в регионе, избавившись от лишних «языков» (территорий, выдававшихся вне пределов анклава). После этого российские военные не просто стали обустраивать там свою военную инфраструктуру, но и принимать активное участие в решении социально-экономических вопросов на территориях, находящихся под их контролем.

Зоной действия российских военных является также и Лачинский коридор, то есть единственная коммуникация, связывающая территорию проживания армян в Карабахе с Арменией. Понятно, что экстерриториальный характер этой коммуникации дает российской стороне возможность полного контроля действий как армянской, так и азербайджанской сторон.

Однако Лачинский коридор имеет и другое, гораздо более важное значение. Тема войны между Азербайджаном и Арменией остается актуальной ровно до тех пор, пока российские военные монопольно контролируют Лачин. То есть речь тут идет уже не о защите армянского населения Карабаха, а о возможностях поддержания боеготовности тех армянских вооруженных формирований, которые сейчас присутствуют в Карабахе. А это в свою очередь создает дополнительное напряжение в зоне конфликта, что оправдывает необходимость присутствия там российских военных на неопределенное время. Кроме этого, сложившаяся конфигурация дает РФ возможность организации провокаций по типу тех, которые происходили в Цхинвальском регионе Грузии (так называемой Южной Осетии). Правда здесь есть нюанс – наличие мониторингового центра с участием турецких военных. Но и устраивать провокации масштаба августа 2008 года Москве не нужно. Достаточно поддерживать конфликт небольшими локальными инцидентами.

… То, что РФ планирует остаться в Карабахе «всерьез и надолго» показали и последние события, которые разворачивались с головокружительной быстротой. Начался этот калейдоскоп событий с визита президента Азербайджана Алиева в Шушу, 8 ноября, во время которого группа армянских работников коммунальных служб решила чинить водопровод, и была обстреляна со стороны азербайджанских военных, в результате которого один человек был убит, а трое ранены.

Армянская сторона утверждает – о том, что коммунальщики будут чинить водопровод, были извещены не только российские военные, но и азербайджанская сторона. Насчет российских военных все очевидно, без их ведома коммунальщики просто не могли бы выйти на объект. А вот насчет азербайджанских далеко не очевидно, так как о том, что азербайджанскую сторону поставили в известность, коммунальщикам могли сказать только российские военные и никто другой. Таким образом получается весьма любопытная картина, российские военные, прекрасно зная, что в Шуше находится президент Азербайджана, а значит приняты повышенные меры безопасности, намеренно (ну а как иначе) подвергают работников коммунальных служб смертельному риску. Эпизод кончился трагически. Что касается позиции азербайджанской стороны, в Баку считают, что это вообще была диверсионная группа. Впрочем, серьезных доказательств в пользу этой версии не представлено.

Следующий эпизод – 10 ноября в сторону поста азербайджанских военных была брошена граната. Трое военнослужащих получили ранения. Задержанный гражданин Армении, по информации армянской стороны родственник погибшего водопроводчика, был задержан российскими военными и передан армянским властям. Тогда же произошло столкновение между армянскими и азербайджанскими военными на Черном озере (Герагель – аз., Сев Лич – арм.). Лишь по счастливой случайности тогда обошлось без жертв. Дальше пошла целая серия перестрелок и столкновений.

Без жертв завершился и инцидент 15 ноября, когда азербайджанские военные заняли высоты в районе. Вернее, он завершился с политическими жертвами – в отставку был отправлен министр обороны Армении Аршак Карапетян. Правда, злые языки из оппозиции утверждали, что Карапетяна убрали, потому что он отказался стрелять. Но так или иначе стрелять начали уже на следующий день. Спорить о том, кто первый начал, все равно что спорить – что было раньше, курица или яйцо, в контексте нашей темы более логично задать вопрос – после этих событий приблизилась ли Москва к цели остаться в Карабахе (читайте на Кавказе) «всерьез и надолго», то есть в кремлевской логике «навсегда». И ответ утвердительный – да, приблизилась, и дело не в конкретном трагическом эпизоде. Все гораздо хуже – в очередной раз обкатан механизм обострения конфликта, а это именно то, что нужно Москве.

В итоге и у Баку, и у Еревана не остается иного выхода, как ждать глобального изменения геополитической ситуации, и каждый ждет в свою пользу. Сегодня весь процесс урегулирования сложнейшего конфликта свелся к спорам вокруг вопроса об открытии транспортного коридора из западных районов Азербайджана в Нахичевань и затем в Турцию. И даже этот вопрос не решается, несмотря на то, что политическое решение по нему уже принято. Что, впрочем, тоже неудивительно.

И самое главное – любая война рано или поздно заканчивается миром. История человечества знает только три варианта достижения мира – безоговорочная победа одной из сторон, к чему был близок Азербайджан год назад, принуждение к миру, классические кейсы мы видели в бывшей Югославии, и третий вариант – это когда стороны договариваются друг с другом и прекращают войну.  Сценарий расписанный Москвой находится в явном противоречии с вышеперечисленными кейсами, так как в конфликте между Арменией и Азербайджаном Москва поддерживает конфликт. 

… Ну а пока на чужой земле стоят бюсты очень разных людей, от Дениса Давыдова до Василия Шукшина, и думаю каждый из них очень сильно бы удивился, если бы узнал такую новость о себе.

А насчет храма скажу одно – Бог не бывает поругаем, тем более действиями от лукавого.

Гела Васадзе, руководитель региональных программ Грузинского Центра стратегического анализа (GSAC)

Gela Vasadze

Regional programs director, Georgian Strategic Analysis Center

Contact Us
November 2021
M T W T F S S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930