A new round of escalation around Ukraine

– The Russian-Ukrainian war, the current pressure, the departure of Ukraine from the orbit of Moscow as the closure of the Kremlin imperial project

– “Conflict management” and the reasons for the current Kremlin “muscle flexing”

– Absurdity of the Kremlin’s disinformation and provocations does not in any way reduce the level of threats – quite the opposite

– Further “Anschluss” as one of the Kremlin’s working scenarios – who to prepare …

In Russian (In Armenian – here)

Как сегодня складываются российско-украинские отношения?

После оккупации Крыма и частей Донецкой и Луганской областей Украина и Россия восьмой год де-факто пребывают в состоянии войны. Причем, войны «гибридной». Именно формат агрессии Кремля против Украины подарил миру такое, на самом деле, не новое понятие. Более 13 тысяч погибших украинцев…

Сейчас гибридный характер противостояния определяют следующие моменты. В России понимают, что не в состоянии военным путём завоевать и главное контролировать государство с 40-милионным населением и соответствующей территорией. Уход же Украины из орбиты интересов Москвы фактически закрывает российский имперский проект, который Кремль пытается реанимировать после «крупнейшей геополитической катастрофы» (известный мэм Путина, последний раз всплывший, кстати, в свете результатов «44-дневной войны» и новых реалий на Южном Кавказе). Поэтому и запущена система давлений и влияний в экономической, политической,  информационной и других сферах для возврата Украины в свою сферу интересов. Или как промежуточная цель – создание хаоса, разрушающего украинскую государственность.

Надо признать, противодействие Кремлю со стороны Киева также носит гибридный характер. По совокупности причин, описание которых невозможно втиснуть в формат такого блица. Кремлёвская агентура в очень разных сферах весьма вольготно себя чувствует в Украине. Борьба Киева с 5-й колонной, конечно, ведётся, но пока не носит системный характер.

В чем причина недавней эскалации напряженности?

Несколько причин. Москва не видит и не признаёт в принципе субъектности Украины. Это касается также Грузии, Армении, Азербайджана и далее по списку. Думаю, на сегодня именно армянской аудитории нет смысла разжевывать такое понятие как «конфликтное управление» для создания контроля и системы влияний на постсоветские страны. Случай Украины (на фоне, прежде всего, Грузии и Молдовы) выделяется тем, что Киев продолжает воевать. И на переговорно-дипломатическом фронте отказывается принимать вариант своей капитуляции. А РФ только в ней видит «мирное решение конфликта». Всё остальное – следствия, эмоции и антураж.

Другой момент – давление и шантаж «игрой мускулами». Шантаж не только Киева, но и Запада, прежде всего, Вашингтона. По разным направлениям: убедить, что постсоветское пространство (не только Украина) – это российская вотчина, снятие санкций за оккупацию Крыма и части Донбасса, фиксация своих позиций в намечающемся геополитическом противостоянии по линии Вашингтон-Пекин и так далее. Наслоилось многое. В Москве понимают, что «всплыть» по-хорошему уже не выйдет. Плюс базовая «имперская» проблема – Кремль по определению не способен предложить какой-либо позитивной повестки для объекта экспансии – только силовое давление. А с такой экспансией мириться не хотят – в нашем случае Украина, а также ряд её партнеров, пускай несогласие некоторых ограничивается пока лишь «глубокой обеспокоенностью».                          

Как вы думаете, с чего начнутся активные боевые действия?

Боевые действия так или иначе не прекращаются восьмой год. С начала года – даже «в период прекращения огня» у нас более 20 погибших. Недавно в силу описанных выше причин РФ де-факто вышла и из этого режима.    

… Полномасштабно загореться может с чего угодно. Ваш вопрос в лоб, кстати, очень хорошо характеризует специфику именно текущего момента. Именно со «стартом», если понадобится наступать, у России как раз проблемы. Очень сложно, если вообще возможно сейчас обеспечить формат «их там нет», а для похода в открытую России нужен «новый Гляйвиц», с чем также проблемы. Понимаете, все внешние (спец)операции Кремля так или иначе осуществляются по унифицированной пошаговой формуле – «ложь, шантаж и провокация». Масштабную даже по меркам российской пропаганды активацию лжи мы сейчас наблюдаем. «Атаки украинских дронов против детей Донбасса», «Киев вместе с Турцией готовит карабахский сценарий для Донбасса», параллели Козака со Сребреницей – всё это вариации лжи. И степень её абсурдности никак не снижает уровня угроз – как раз наоборот. Шантаж же, как вы видите, идёт по всем фронтам. Мы в фазе ожидания «провокации». И если будет принято решение наступать, она обязательно будет организована, не сомневайтесь…

Многие эксперты утверждают, что Украина – это новый этап российско-американского конфликта. Согласны ли вы с этим утверждением?

Не думаю, что сегодня аудитории Армении или Украины интересно слушать каике-то выкладки по заезженному штампу российской пропаганды. Это, кстати, один из мэмов российской пятой колонны в Украине. Они постоянно ещё набрасывают о «внешнем управлении», о том, что «война выгодна Западу, чтобы развалить Россию» и так далее. У кого угодно могут быть какие угодно интересы, но украинцев сегодня убивают россияне. Два оккупационных армейских корпуса со штабами в Донецке и Луганске через управленческую вертикаль 8-й армии в Новочеркасске входят в состав вооруженных сил России, а не США. Погуглите – это сейчас легко – российские группировки на восточном направлении, со стороны оккупированного Крыма, со стороны Беларуси. Только потому, что украинцы в большинстве своём не хотят быть частью «русского мира». Окей, вы конфликтуете со США, а убиваете украинцев. Согласитесь, ущербная логика, как и позиция тех, кто предлагает украинцам смириться с такой логикой. 

Какое решение вы видите для существующих проблем?

Простого и быстрого решения я попросту не вижу.

На украинском фронте сейчас решается судьба без преувеличения многих стран и регионов. Тектонические изменения внутри России и/или Кремля, которых многие ждут, но далеко не все к ним готовятся, – могут быть очень разными. Возможная дезинтеграция России – это система вызовов и рисков нового порядка. Кремль, чтобы избежать этого сценария или в его процессе по своей ущербной логике традиционного может выбрать новую экспансию. Как к одному из рабочих сценариев Кремля  – к дальнейшему «аншлюсу» – нужно готовиться Беларуси и Армении. Южный Кавказ (или в имперском нарративе «Закавказье») должен либо гореть/тлеть, либо быть полностью в зоне российских интересов. При этом Москва может пойти на самые «неожиданные» союзы или пасьянсы. Это не нагнетание, а один из сценариев, противостоять которому может субъектность и готовность защищаться каждого.

Владимир Копчак,

руководитель Южнокавказского филиала украинского Центра исследований армии, конверсии и разоружения (Тбилиси)Беседовала Мелинэ Петросян

Volodymyr Kopchak

Head of the South Caucasus Section

He has been working as a Head of South Caucasus Branch of the Center for Army, Conversion and Disarmament studies (CACDS, Kyiv, Ukraine). Volodymyr also is an expert in Georgian Strategic Analysis Center (GSAC, Tbilisi, Georgia) and expert in The Topchubashov Center (Baku, Azerbaijan).

Work Experience:
– deputy Director of the CACDS;
– deputy editor in chief of Defense Express “Defense Industry of Ukraine” magazine;
– CACDS media projects coordinator; editor in chief of “Accent” magazine.

Summary of qualifications: Research, analysis; Analytical work in the field of geopolitics, external policy, informational security (countering propaganda), countering “hybrid” threats, military-technical cooperation, etc.; Publishing the CACDS bulletin “Challenges and threats: security review”; Organizing of international conferences, seminars, round tables; Experience in law-making process, including preparation of the offset law in military-technical cooperation sphere of Ukraine.

Contact Us
April 2021
M T W T F S S
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930