Triangle of Israel-Azerbaijan-Turkey relations

The escalation between Israel and Hamas affects Azerbaijan’s long-term national interests

In Russian:

Третий не лишний или треугольник отношений Израиль-Азербайджан-Турция

На фоне формирования региональной системы безопасности на Южном Кавказе прошедшая эскалация военного противостояния между Израилем и, прежде всего, радикальной палестинской группировкой ХАМАС затрагивает долгосрочные национальные интересы Азербайджана. Ведь в ближневосточный конфликт помимо Израиля вовлечены (пускай и косвенно) Иран, Россия и Турция, задействованные в постконфликтном процессе на Южном Кавказе.

Израиль – один из основных союзников и партнеров Баку, поддержавший Азербайджан во Второй карабахской войне (отдельное базовое направление – сфера ВТС). В свою очередь Палестина де-юре независимое частично признанное мусульманское государство на Ближнем Востоке, находящееся в процессе создания.

Ближайший союзник и партнер Баку – Анкара – открыто поддержала Палестину. Хотя, Палестина в Азербайджане известна тем, что оправдывала армянскую оккупацию азербайджанских земель. Примечательно, что в 2020 году в Палестине во время открытия улицы в честь Армении развевался флаг непризнанной даже самим Ереваном «Нагорно-Карабахской Республики». Не забываем, что радикальные группировки ХАМАС и «Исламский джихад» не признают права Израиля на существование и нацелены на его уничтожение.

Партнеры Баку по Организации исламского сотрудничества (ОИС) Королевство Саудовская Аравия (КСА), Кувейт, Египет и другие арабские страны также осудили действия Израиля, но в рамках дипломатического этикета. При том что международная поддержка Израиля довольно широка. Плюс серия недавних мирных соглашений Израиля со странами Персидского Залива как бы призвана сблизить еврейское государство с арабским миром.

Несмотря на известные проблемы, возникшие в турецко-израильских межгосударственных отношениях, Анкара не может не учитывать, что долгосрочные интересы Турции в регионе Большого Ближнего Востока требуют корректных отношений с еврейским государством. Очевидно, что и Баку не может игнорировать данную устойчивую тенденцию.

«Беспечность есть причина всяких бедствий» (А.Джами)

Баку де-факто не выразил своего отношения к происходящему на Ближнем Востоке. Однако, Президент Азербайджана Ильхам Алиев в свое время выступил против признания Иерусалима столицей Израиля. И.Алиев также подчеркнул, что Азербайджан поддерживает решение палестино-израильского конфликта мирным путем на принципе сосуществования двух государств и объявление Восточного Иерусалима столицей Палестины.

Иными словами, Азербайджан не станет пересматривать свои отношения с Израилем и не поддержит радикальную группировку ХАМАС в ее противостоянии с еврейским государством со всеми вытекающими последствиями.

С развитием азербайджано-израильских межгосударственных отношений еврейское государство становится важным внерегиональным актором на Южном Кавказе. Согласно «Новой периферийной стратегии Израиля», внешнеполитическая концепция Израиля основывается на формировании союзов с целью обеспечения безопасности еврейского государства. Центральное место в этой концепции занимает Азербайджан, что объясняет высокий уровень разнопланового азербайджано-израильского сотрудничества: во-первых, для еврейского государства усиление Баку в регионе Южного Кавказа создает больше возможностей; во-вторых, израильская политика в отношении Баку рассматривается через призму угроз, исходящих от Ирана. Азербайджан и Каспийское побережье – это часть Большого Ближнего Востока.

Иными словами, нетривиальное значение для Израиля приобретает коридор в рамках известного 3-х стороннего Заявления от 10 ноября 2020 года – из Азербайджана в Нахичевань с выходом через Турцию и в Европу, и на Ближний Восток, что позволит связать транспортные системы Азербайджана и Израиля.

Поэтому сотрудничество между Азербайджаном и Израилем по новым стратегическим направлениям – уже на повестке дня. К примеру, помимо новых соглашений на поставку вооружений, Баку может предложить Израилю принять участие в реализации инфраструктурных проектов на освобожденных территориях страны.

Кроме того, азербайджано-израильские отношения важны и в том числе для нейтрализации непредсказуемого иранского фактора в регионе Южного Кавказа. Подписанное 3-х стороннее заявление о прекращении огня, создание совместного российско-турецкого мониторингового центра привели к тому, что Иран во многом был исключен из процесса формирования региональной системы безопасности. Это наглядно показывает снижение влияния Ирана на процессы на Южном Кавказе. При этом турецкое военное присутствие в Азербайджане создает для Ирана, претендующего на региональное лидерство, новые проблемы.

Поэтому ослабление геополитического влияния Ирана, в том числе, на Южном Кавказе с появлением новых для Тегерана негативных факторов, представляется положительной тенденцией для Азербайджана, Израиля и Турции. Кстати, поддерживаемая Ираном радикальная палестинская организация «Исламский джихад» 11 мая т.г. объявила, что ее боевики выпустили по Израилю ракеты типа «Бадр-3» иранского производства. Именно от такой ракеты погибли две женщины в Ашкелоне…

Несмотря на то, что в последние годы азербайджано-иранские торгово-экономические связи развиваются, проблемные вопросы не решены. К примеру, Тегеран не отказывается от продвижения и на Южном Кавказе, и в регионе Ближнего и Среднего Востока своего геополитического проекта – политического шиизма.

Тегеран видит в Азербайджанской Республике (АР) угрозу своей безопасности и политическому будущему. Кроме того, Тегеран считает Израиль главным врагом исламского мира.

Можно констатировать, то долгосрочные приоритеты Тегерана по отношению к Баку следующие: во-первых, сдерживание процесса трансформации Азербайджана в региональную державу; во-вторых, содействие региональному конкуренту Азербайджана – Армении; в-третьих, сохранение доминирующего положения России в Кавказо-Каспийском регионе.

Но Израиль для Баку – дружественная страна, поскольку азербайджанские мусульмане и евреи доказали, что в состоянии жить в мире и согласии. Более того, для Азербайджана, в отличие от Ирана, ключевыми факторами формирования внутренней и внешней политики выступает не политический шиизм, а геополитический комплиментаризм и тюркская идентичность. Азербайджан, с одной стороны, развивает взаимовыгодные торгово-экономические связи с ЕС и США, а с другой, с Турцией и другими странами тюркского и арабского миров.

Война испытывает храбреца, гнев – мудреца, нужда – друга (Аль-Харизи)

Турецко-израильские отношения находятся под сильным влиянием событий в израильско-палестинском конфликте. Израиль обеспокоен растущим турецким влиянием в Секторе Газа и палестинцев с израильским гражданством, которые также были вовлечены в нынешний раунд эскалации ближневосточного конфликта. Погромы на внутренних территориях Израиля устраивают израильские арабы. Их численность составляет примерно 1,9 млн человек (всего в Израиле проживает порядка 9 млн человек). Впервые с 1966 года израильское правительство приняло решение о применении в отношении арабской общины чрезвычайных мер безопасности.

В Израиле считают, что Анкара создает ряд проблем для еврейского государства, включая турецкую поддержку радикальной группировки ХАМАС; тесные отношения Турции с Ираном (несмотря на стратегические разногласия Анкары с Тегераном в Сирии и Йемене). Однако, главное требование Израиля к Анкаре – это прекращение турецкой поддержки радикальной группировки ХАМАС.

Несмотря на сохраняющиеся разногласия между Израилем и Турцией по ряду принципиальных вопросов (статус Иерусалима, отношение к радикальной палестинской группировке ХАМАС), МОССАД и израильская военная разведка АМАН поддерживают тесные связи с турецкой разведкой MIT и турецкими военными. Так, по сообщениям западных и арабских СМИ, разведслужбы Израиля и Турции тесно взаимодействуют в Сирии, иногда МОССАД делится с турецким командованием сведениями о деятельности Рабочей партии Курдистана (РПК).

Израиль формально не против лидерства Турции на пространстве Большого Ближнего Востока в качестве стратегического союзника и партнера Израиля. Однако Израиль не согласится с турецкими притязаниями в Восточном Средиземноморье.

Усиление Турции в Азербайджане и в целом на Южном Кавказе имеет позитивные перспективы для Израиля. При рассмотрении Анкары в качестве оппонента расширения иранского влияния на Южном Кавказе укрепляет позиции Израиля как одного из региональных центров силы. К примеру, разблокировка коммуникаций, предусмотренных в п. 9 совместного Заявления от 10 ноября 2020 года, позволит закрепить за Анкарой, а не Тегераном, роль главного евразийского логистического хаба.

Кроме того, исходя из того, что Турция и Израиль считаются ближайшими союзниками и партнерами Азербайджана, создаются предпосылки для сближения двух стран.

В этой связи Азербайджан является естественным мостом для сближения между своими стратегическими союзниками и партнерами. Ведь даже после резкого охлаждения политических отношений и военных связей в 2010 году, бизнес-кооперация Турция-Израиль каждый год ставит новые рекорды. Торговый оборот двух стран за прошедшее десятилетие вырос с 1,5 до почти 6 млрд долларов; даже в трудный год коронавируса этот оборот превысил 5 млрд долларов. Другими словами, Турции и Израилю удалось сохранить сотрудничество в области экономики, разведки и безопасности.
Турция заинтересована в нормализации связей с Израилем, т.к. углубляется союз между Израилем, Грецией, Кипром, Египтом и Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ), который, по мнению Анкары, сосредоточен на враждебности к самой Турции, особенно в Восточном Средиземноморье. Плюс отдельный фактор Франции здесь же.

Турция подчеркивает, что газопровод «Израиль-Турция», переговоры по которому две страны начали в 2016 году, будет самым быстрым и дешевым маршрутом в Европу. Однако, Израиль вряд ли откажется от союзов в Восточном Средиземноморье в пользу экспорта энергоресурсов через Турцию.

Израиль не станет форсировать процесс улучшения отношений с Турцией, поскольку еврейское государство усилило свои связи с несколькими государствами Персидского залива (Бахрейн и ОАЭ), Марокко и Суданом.

Кроме того, вряд ли опыт российско-турецкого посреднического взаимодействия в Сирии, Ливии и Карабахе пригодится и в палестино-израильском конфликте, в котором много внешних игроков и много целей. Правда, Анкара может оказать влияние на радикальную группировку ХАМАС, в то время как Россия поддерживает ровные отношения с этой группировкой, Израилем и Палестинской национальной автономией (ПНА). Однако, Израиль не пойдет на какие-либо уступки Анкаре в вопросе снятия блокады Сектора Газа. Израиль по объективным причинам не может уступить – это серьезно ослабило бы ее позиции, и не только в отношениях с Турцией, но и в противостоянии с Ираном. Поэтому Израиль, США и Россия не допустят участия Турции в урегулировании израильско-палестинского конфликта. Тем более, что в ближайшее время заработает «ближневосточный квартет» – ЕС, ООН, США и Россия, имеющий мандат СБ ООН.

Можно предположить, что в отношениях между Турцией и Израилем в обозримом будущем вряд ли наступит потепление, поскольку между странами существует значительный дефицит доверия.

Но у Израиля и Турции есть много общих интересов, по которым можно сотрудничать. Турция и Израиль получат стратегические и экономические выгоды от сближения.

В декабре 2020 года Анкара объявила, что после 2-х летнего перерыва назначит нового посла в Израиле. А в январе 2021 года Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подтвердил, что Турция вновь ведет официальные переговоры с Израилем. При этом Р.Т.Эрдоган подчеркнул, что считает отношение властей Израиля к палестинцам неприемлемым, но хотел бы вновь наладить турецко-израильские отношения, ведя переговоры на самом высоком уровне.

Баку может в качестве посредника организовать разрешение нынешних израильско-турецких осложнений. Несомненно, посредничество такого рода может повысить роль Баку в делах Большого Ближнего Востока и укрепить международный авторитет Азербайджана.

Более того, Баку также приветствует формирование 3-х стороннего партнерства между Азербайджаном, Израилем и Турцией в сфере безопасности и обороны. Сегодня такое партнерство активно развивается только в энергетической сфере.

Рауф Раджабов, востоковед, руководитель аналитического центра 3RD VIEW, Баку, Азербайджан

Rauf Rajabov

Orientalist, Head of the Analytical Center 3RD VIEW (Baku, Azerbaijan)

Contact Us
May 2021
M T W T F S S
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31