Nikol Pashinyan’s official premiership or again about the dead end “who benefits”

1. Кремлем запущена очередная волна «гибридных кампаний» в каждой из трёх Южнокавказских стран, при этом с явным антитурецким рефреном. Включая Армению, я не оговорился. Просто в случае в Азербайджаном это не только и не столько реакция на Шушинскую декларацию, сколько уже замах на формат Азербайджан-Турция-Пакистан, не говоря уже об озвученном недавно в Анкаре формате Азербайджан-Турция-Грузия. А также на запущенный ранее процесс пертурбаций в разных эшелонах власти Азербайджана.

2. Если для Армении в этом плане достаточно поддержания шараханий общества между «Россия предала» и «Россия спасла», а для Грузии необходима жесткая активация по линии православия и церкви, то в Азербайджане видимым маркером пока стал выход на арену Жириновского с известным спичем. И дело не в том, что кому-то в ответ правильной видится резкая нота МИДа, а кому-то призывы не обращать внимания на фрика. Само присутствие такой полярной дискуссии, как и состояние необходимости как-то реагировать свидетельствуют о том, что цель кампании частично достигнута. Просто это так работает. Можно не сомневаться, что недвузначные посылы были услышаны там где положено. А тезисы о плохом психическом здоровье Жириновского выглядят слегка преувеличением.

Просто время для тяжелой артиллерии видимо пока не наступило. Напомню, что ещё недавно «философ» Дугин чуть ли не поправлял бляхи азербайджанским бойцам на высоте Лелетепе (плюс был завсегдатаем различных форумов в Анкаре – примаковских и не только), а сегодня ситуативно предан анафеме за то, что набросил ОДКБ на азербайджанский информационный вентилятор. Вещающие же из России о том, что Пашинян, армяне – и Карабаха и вообще – своими провокациями подставляют Путина – это как раз подтанцовка, а не наоборот.

3. В Ереване Никол Пашинян оформил свое премьерство, опираясь на практически квалифицированное большинство в парламенте. Выборы закончились, но страна продолжает жить в предвыборной логике. Власти ещё только предстоит преодолеть последствия «элитного бунта». Н.Пашиняну, грубо говоря, опять придётся действовать в революционной логике «мосты, вокзалы, телеграф», пардон, «премьерство, Карабах, суды». Но ситуация от 2018-2019 годов в корне отличается тем, что Ереван лишен какой-либо субъектности влиять на процессы в «НКР». С судами будет также нелегко, плюс контрреволюционеры легитимизировались через парламентскую оппозицию.

В свете последних обострений – как на границе, так и на новой линии разграничения – вещающие «ОДКБ молчит, ибо Пашинян когда-то (чуть не) посадил Хачатурова» ничем не отличаются от призывающих Пашиняна срочно из этого самого ОДКБ выйти. Всё в кремлевской логике модерации процессов – безотносительно каналов управления и степени (бес)полезности идиотизма. Поэтому я никак не связываю перспективу выполнения трёхстороннего соглашения с официальным оформлением премьерства Никола Пашиняна. Позиция Еревана пока замыкается на Москву, другой вопрос – в Кремле пока и близко не просматривается единства по поводу будущего этого размытого документа. Как на это вот всё влияют не прекращающиеся перестрелки – вопрос риторический. И я честно не понимаю на кого рассчитаны «доносы» о том, что «Пашинян опять куда-то там разворачивается от России».

4. Рискуя вызвать гнев определенной части аудитории, всё же отмечу – Турция не может иметь полноценной политики на Южном Кавказе без нормализации отношений с Ереваном. Важность для Армении именно турецкой деблокады на поверхности. Причём не только в плане экономики (здесь само собой), но и в плане намеков на коммуникацию через Турцию с Азербайджаном. (В обратном порядке – это пока ещё большая ненаучная фантастика). Да, вокруг территориальной целостности Азербайджана, но в принципиально новом формате посредничества и гарантий безопасности армянам Карабаха. Базовая задача Кремля – чтобы даже намеки на такие разговоры и контакты вызывали одинаково праведный гнев что в Баку, что в Ереване. И с этой задачей в Москве пока справляются.

Кстати, в логике Кремля для него в Ереване одинаково опасен и тот, кто реально попытается подружиться с Турцией, и тот, кто поднимет вопрос организованного и с конкретными социальными программами переезда армян Карабаха в Армению или куда бы то ни было. Второе ведь просто снимает вопрос военного присутствия России в Азербайджане. И это второе пусть и очень аккуратно, но уже начинает звучать на уровне идей.

5. Нет проблемы в том, что «российско-турецкий пасьянс» вокруг Карабаха сегодня ситуативно выгоден Азербайджану. Проблема в том, что он уже трещит по объективным причинам. А Баку во многом пока лишен поля для маневра вне линии усиления союзничества с Анкарой и будет действовать аккуратно, но соответственно обстоятельствам. И это будет очень раздражать Москву. Вашингтон, присматриваясь, пока молчаливо согласен на реанимацию МГ ОБСЕ, Париж в антитурецкой логике здесь – либо ситуативный союзник Москвы, либо тупо её ведомый. Это, кстати, давно просматривается и на украинском фронте, и не так давно на грузинском (посредническая активность ЕС, «формула Мишеля» и т.д. это как ни парадоксально в т.ч. и про интересы Турции в Грузии, но никак не про интересы Франции и тем более России).

Не готов что-либо советовать Азербайджану, отмечу лишь, что «многовекторная неопределенность» – это не всегда и не обязательно плохо, но это всегда и обязательно рассматривается Кремлем как слабость. И уже сегодня Москва формирует условия, чтобы ближе к 2024 году в Баку по поводу «миротворцев» занимались не дипломатическим оформлением призыва «уходите», а поиском аргументов доходчиво объяснить – как прекрасно и целесообразно, что «миротворцы» там остаются.

6. Можно ли Баку и Еревану договориться напрямую и преодолима ли эта тупиковая ситуация? Не обессудьте, но вынужден на этот вопрос отвечать вопросом. Вернее, несколькими (если это так и останется моими домыслами и страхами – пусть так):

– Выгодна ли Азербайджану дальнейшая «беларусизация» Армении (я не про колхозы, но про фактическое уничтожение субъектности режима Лукашенко с признаками приближающегося «аншлюса»)?

– Возможно ли разделение тем Зангезурского коридора и восстановления контроля над частью Карабаха, ныне пребывающей под российским военным протекторатом? Если да, то насколько это оправдано для Азербайджана или совсем уж прямо – что «сакральнее»?

– При объективно оправданной бескомпромиссной позиции Азербайджана по Карабаху (непринятие «статуса» в логике МГ ОБСЕ) возможны ли компромиссы и уступки со стороны Баку при делимитации/демаркации государственной границы с Арменией? В принципе, а не в логике кремлевских торгов/давления/модерации и безотносительно того, что будет нарисовано на картах, о которых недавно вспоминала Мария Захарова?

Не думайте, что у меня есть с ходу ответы на эти вопросы, – это больше для дальнейшей дискуссии.

https://pressklub.az/?p=96690&lang=ru&fbclid=IwAR3M9eONNvpzvTgX5_yQDtEzOO-Ox_4GWK9EMlxJgPJtLKmKlhASWGlTDaI

Volodymyr Kopchak

Head of the South Caucasus Section

He has been working as a Head of South Caucasus Branch of the Center for Army, Conversion and Disarmament studies (CACDS, Kyiv, Ukraine). Volodymyr also is an expert in Georgian Strategic Analysis Center (GSAC, Tbilisi, Georgia) and expert in The Topchubashov Center (Baku, Azerbaijan).

Work Experience:
– deputy Director of the CACDS;
– deputy editor in chief of Defense Express “Defense Industry of Ukraine” magazine;
– CACDS media projects coordinator; editor in chief of “Accent” magazine.

Summary of qualifications: Research, analysis; Analytical work in the field of geopolitics, external policy, informational security (countering propaganda), countering “hybrid” threats, military-technical cooperation, etc.; Publishing the CACDS bulletin “Challenges and threats: security review”; Organizing of international conferences, seminars, round tables; Experience in law-making process, including preparation of the offset law in military-technical cooperation sphere of Ukraine.

Contact Us
August 2021
M T W T F S S
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031