Relations between Uzbekistan and the CSTO in the context of the situation in Afghanistan

The situation in Afghanistan has forced some politicians and experts to talk about the need for Uzbekistan to join the CSTO. However, at the moment, Tanshkent can effectively resist military threats, and the level of bilateral cooperation with Russia is sufficient to strengthen the defense of Uzbekistan. Moreover, Tashkent is interested in developing ties with other countries: the USA, China, Turkey, Europe.

Full material below in Russian.

Обострившаяся военно-политическая ситуация в Афганистане после вывода американского воинского контингента из этой страны и нового наступления Талибан по всей стране породила такой небывалый хаос, особенно в столице Кабуле, что многие с тревогой стали ожидать возможной эскалации военных действий на сопредельные территории.

Приход к власти в Афганистане Талибан дал повод для некоторых экспертов, аналитиков и политиков заговорить о востребованности Организации Договора Коллективной Безопасности (ОДКБ) для защиты государств-членов этой организации, особенно стран Центральной Азии, от все возрастающей угрозы их безопасности с территории Афганистана. Но данный вопрос не столь однозначный и очевидный, как может показаться на первый взгляд: мол есть угроза и значит надо вступать в ОДКБ.

Оборонная политика Узбекистана

Следует отметить, что еще со времен правления первого Президента Ислама Каримова Узбекистан доктринально закрепил неучастие страны в военно-политических блоках и не размещения на своей территории военных баз иностранных государств.

Тем не менее, по специальному соглашению с США на территории Узбекистана в 2001-2005 годах размещался и функционировал американский военно-воздушный контингент, который выполнял задачи оказания содействия в операции в Афганистане. Но это была чрезвычайная мера, которая была вызвана известными событиями 9/11. Размещение американской базы на территории Узбекистана было временным и не означало вступления в блоковую организацию.

После 2005 года Ташкент также не строго придерживался вышеупомянутого принципа. В 2006 году Узбекистан вновь возобновил свое членство в ОДКБ на фоне произошедших андижанских событий в мае 2005 года, и это продлилось вплоть до 2012 года, когда это членство прекратилось. Конкретная ситуация корректировала политический и правовой принцип, но все же сам принцип тоже возвращал политику в нужное русло.

Нормативная база, закрепляющая неучастие в военных блоках и не размещение баз иностранных государств была выработана с учетом геополитических реалий и оценки военного потенциала Узбекистана, а также уровня и масштабов вызовов безопасности страны.

Регион Центральной Азии с первых лет независимости оказался в эпицентре возобновившейся Большой Игры великих держав (хотя некоторые считают, что такой Игры нет). Стремление к большей независимости и неуязвимости от давления со стороны России и к сохранению свободы маневра в геополитическом контексте иногда усложняло адекватную оценку угроз безопасности. Не случайно, И. Каримов в 2005 году заявил о том, что в регионе сложилась ситуация стратегической неопределенности. Очевидно, что эта неопределенность все еще сохраняется и до настоящего времени.

Тем временем, Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев недавно принял участие в саммите Организации Договора Коллективной Безопасности (ОДКБ). Были проведены также совместные российско-узбекско-таджикские военные учения. Все это происходит, очевидно, в контексте обострившейся оперативной обстановки в Афганистане после захвата Талибан власти в этой стране. В связи с этим, вновь возник вопрос об очередном возвращении Узбекистана в ОДКБ.

Уместно упомянуть, что считается, что Узбекистан в регионе имеет самую сильную армию – хорошо обученную, оснащенную современными видами вооружений, экипированной и отвечающей современным концепциям построения вооруженных сил. Поэтому возникает резонный вопрос, насколько и в какой ситуации Узбекистан способен защитить себя от тех или иных внешних угроз и насколько и в какой ситуации ему потребуется помощь союзников?

Дает ли Афганистан шанс для ОДКБ?

Можем ли мы считать нынешнюю ситуацию в Афганистане настолько чрезвычайной и угрожающей безопасности Узбекистана, чтобы вновь вступить в ОДКБ? Не будет ли вступление выглядеть так, будто Ташкент снова наступает на старые грабли? Участие, приостановка участия, возобновление участия и снова выход из ОДКБ стали важным опытом и уроком для Узбекистана, можно сказать, опыт самоутверждения и урок геополитики.

Надо понимать, что под вывеской ОДКБ, в случае обращения к ее услугам, на самом деле будут действовать исключительно Российские воинские подразделения. Много уже говорилось о том, что в зоны конфликтов на пост-советском пространстве (устаревшее понятие) ни одна из стран-членов ОДКБ, кроме России, не будет посылать свои контингенты; это организация, по сути, выполняет функцию российского «зонтика безопасности» для остальных членов.

Но с Россией у Узбекистана и так имеется солидный пакет двусторонних соглашений в военной, военно-технической области, включая Договор о стратегическом партнерстве и Договор о союзнических отношениях. Статья 2 Договора о союзнических отношениях гласит: «В случае совершения против одной из Сторон акта агрессии со стороны какого-либо государства или группы государств, это будет рассматриваться как акт агрессии против обеих Сторон». А статья 4 гласит: «В целях обеспечения безопасности, поддержания мира и стабильности Стороны в необходимых случаях на основе отдельных договоров предоставляют друг другу право использования военных объектов, находящихся на их территории».

Этого вполне достаточно, чтобы и без ОДКБ в двустороннем формате принимать соответствующие решения и меры реагирования на возможные угрозы.

Это было бы даже лучше для самой ОДКБ, поскольку, во-первых, не напрягало бы лишний раз членов альянса для оправдания их не участия в конкретных операциях; во-вторых, тем самым, спасло бы организацию от потери лица из-за того, что она не есть пример действительно коллективной безопасности.

Тем временем, Москва, в частности, в лице Министра иностранных дел С. Лаврова и Министра обороны С. Шойгу в последнее время неоднократно заявляла, что террористическая угроза со стороны Афганистана значительно возросла. При этом, ни одно из государств-членов ОДКБ, кроме России, сегодня не утверждает о востребованности услуг этой организации и о приглашении Узбекистана в нее, что тоже симптоматично.    

Необходимо также подчеркнуть важность принципа неучастия Узбекистана в военных блоках (в том числе ОДКБ) для перспектив политики безопасности страны. Узбекистан связав себя обязательствами в ОДКБ в случае вступления в нее, продемонстрирует однозначный уклон в сторону про-российской позиции, при том, что военно-политическое и военно-техническое сотрудничество Узбекистана с другими государствами (например, США, Турцией, Китаем, ЕС) не менее важно для укрепления и развития всей системы безопасности страны.

Выводы

Правильная оценка угроз безопасности зависит от ряда факторов и критериев оценки. Каков уровень, характер и масштаб вызовов безопасности Узбекистана (да и других стран Центральной Азии, соседей Афганистана) со стороны Афганистана? Если принять во внимание неоднократные заявления лидеров Талибан об отсутствии у них намерений угрожать странам Центральной Азии и их желании сотрудничать с ними, а также регулярные контакты с руководством Талибан на высоком уровне, то тогда ситуация не выглядит столь уже угрожающей. Если даже не верить этим заявлениям, то и тогда Талибан еще далек от полного контроля своей страны, чтобы вынашивать экспансионистские планы на соседние территории.

Но есть понятия «оперативная обстановка» и «театр военных действий». С этой точки зрения, безотносительно нашего отношения к Талибан, наступивший хаос в Афганистане создает благоприятную среду для других террористических групп, вольготно курсирующих в этой стране (недавний взрыв в Кабуле тому доказательство). Но и при этом, трудно представить агрессию этих групп с территории Афганистана в массовом количестве, ведь и им нужен надежный плацдарм и тыл в самом Афганистане, что тоже им не гарантировано (быстрая ликвидация американцами организатора этих взрывов тоже тому доказательство).

Следовательно, тот масштаб угроз, который можно нынче наблюдать, очевидно, не требует такой чрезмерной реакции, как вступление Узбекистана в военный блок. В конце концов, Узбекистан, имеющий сильную армию в регионе, должен быть готов доказать это на деле.

Наконец, стоит обратить внимание на то, что более ценным и надежным решением в контексте ситуации в Афганистане было бы совместные действия самих центральноазиатских стран, начиная от совместных заявлений в адрес потенциальных источников и носителей угроз, кончая совместными военными и оборонительными мерами. Это бы послужило внушительным аргументом для деструктивных сил. А Россия или США могли бы в этом деле оказать содействие в различных формах.

Farkhod Tolipov

Director of a non-state scientific institution Bilim Karvoni (Caravan of Knowledge), PhD in political science (Tashkent, Uzbekistan)

Contact Us
September 2021
M T W T F S S
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930