«Wunderwaffe» Bayraktar and threat of analogies

– The experience of Karabakh is not adaptive for the Ukrainian realities

– Different scenarios for the further escalation of the war with Russia

– Turkey factor and speculations

– Karabakh, Ukrainian-Turkish strategic partnership and Russian propaganda

– Unified reconnaissance and strike space of Karabakh and lessons for Ukraine

(in Russian)

Владимир Копчак: Фетиш “Байрактара”, ловушка аналогий

Я бы выделил несколько измерений, в которых опыт «44-дневной войны» муссируется в привязке к украинским реалиям войны с Россией. Условно их можно обозначить как «популизм», «комплекс завышенных ожиданий» и «практику».

1. В лобовом сравнении опыт Карабаха для украинских реалий не адаптивен от слова совсем. Начиная от географии театра военных действий (ТВД) и заканчивая «союзными раскладами». На Донбассе по ряду направлений через несколько сотен метров от линии разграничения начинаются городские агломерации – просто к слову. Украина восьмой год противостоит прямой военной агрессии России со всеми вытекающими – это я к тому, что и в нынешнем странном «режиме прекращения огня», и при любом варианте эскалации нам приходится иметь дело с российскими регулярами. Карабахского варианта «1 на 1 без России» у нас не предвидится даже ненадолго, ни в усечённом виде, ни в первом приближении.

2. Украинской аудитории в некотором роде комфортно победу Азербайджана над Арменией в «44-дневной войне» накладывать на украинские реалии. Здесь и поиск простых ответов на фоне «наглядных» примеров, и инерция от симпатий украинцев, которые объективно в основной своей массе были на стороне Азербайджана, восстанавливавшего свою территориальную целостность. Плюс «эффект «Байрактаров». Однако на фоне эмоций «вот, как надо» теряется сценарий, при котором Украина может получить «Карабах наоборот». Думаю, вы наблюдаете буквально за последними событиями вокруг Украины, где Кремль вдоль границ наращивает свои ударные группировки. Так что в случае ближайшей эскалации нам придётся всё-таки защищаться. А Россия, можно не сомневаться, также очень внимательно изучает последний опыт Карабаха, причем со всех сторон, и опыт этот для неё – открытая книга.

3. Особняком в различных спекуляциях стоит фактор Турции. Анкара, безусловно, один из реальных (а не на бумаге) стратегических партнеров Киева. Однако Турция по очевидным причинам никогда не обеспечит нам союзнического формата, аналогичного Азербайджану. Никому она такого формата больше не обеспечит. У нас есть и будет развиваться своя матрица сотрудничества с Анкарой – не хуже и не лучше – просто она будет другой. Я неоднократно уже упоминал и формат «Квадрига», и глубину двустороннего военно-технического сотрудничества (ВТС) и то, что «Байрактары» мы купили задолго до не только Карабаха, но и их идлибского промоушена. В текущей повестке – и серийные закупки, и обоюдное «одомашнивание» образцов вооружений и совместные проекты далеко не только в сегменте беспилотных авиационных комплексов.

4. Турецкий аспект также широко используется российской пропагандой на украинском информационном фронте – по своим традиционным каналам и через пятоколонные помойки в Украине и не только. На различные набросы на вентилятор покупаются аудитории многих стран. Если вы видите посылы по типу «Украина вместе с Турцией готовит карабахский сценарий для Донбасса» — это дело надо просто правильно прочитывать. Это не что иное, как информационное сопровождение подготовки Кремля к своим наступательным действиям – реальным или, как минимум на уровне шантажа и давления на Киев и союзников (эта фаза нагнетания сейчас особенно хорошо просматривается). Это также маркер того, что Киев не отступает на дипломатическом фронте, и это вызывает соответствующие истерики в Кремле. 5. Синдром «Байрактаров» в информационном плане мне сейчас немного напоминает ситуацию с поставками американских ПТРК «Джавелин». Ещё одно «супер-оружие». Это я к тому, что на второй план не должны отходить системы РЭБ, которые и обеспечили в Карабахе эффективную работу тем же «Байрактарам», а также линейке ударных дронов израильского и собственного (азербайджанского) производства … Старенькие, но израильские беспилотники «Аэростар» или «Гермес 900», работающие по российским системам ПВО линейки «Тор», тем самым обеспечившие полторы тысячи боевых вылетов стареньких штурмовиков Су-25 (при единственной потере), но работавших модернизированными в Турции боеприпасами. Чешские САУ «Дана» и белорусско-китайские РСЗО «Полонез» … Можно долго перечислять системы вооружений, интегрированных Азербайджаном при помощи Турции в единое эффективно работающее разведывательно-ударное пространство. Которое для Украины будет своим, но формировать и использовать его на конкретном ТВД можно и нужно, опираясь на карабахский опыт… Это я к измерению «практика», в котором изучают карабахский опыт украинские Генштаб, Минобороны и другие профильные министерства и ведомства.

Volodymyr Kopchak

Head of the South Caucasus Section

He has been working as a Head of South Caucasus Branch of the Center for Army, Conversion and Disarmament studies (CACDS, Kyiv, Ukraine). Volodymyr also is an expert in Georgian Strategic Analysis Center (GSAC, Tbilisi, Georgia) and expert in The Topchubashov Center (Baku, Azerbaijan).

Work Experience:
– deputy Director of the CACDS;
– deputy editor in chief of Defense Express “Defense Industry of Ukraine” magazine;
– CACDS media projects coordinator; editor in chief of “Accent” magazine.

Summary of qualifications: Research, analysis; Analytical work in the field of geopolitics, external policy, informational security (countering propaganda), countering “hybrid” threats, military-technical cooperation, etc.; Publishing the CACDS bulletin “Challenges and threats: security review”; Organizing of international conferences, seminars, round tables; Experience in law-making process, including preparation of the offset law in military-technical cooperation sphere of Ukraine.

Contact Us
April 2021
M T W T F S S
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930