Kremlin’s escalation against Ukraine, Kyiv’s readiness to defend itself

– “Muscle flexing” around Ukraine;

– Are the parallels with Georgia-2008 and the “(not) silence of the lambs” (in the sense of the West) adaptable;

– A hopeless attempt to close the issue of parallels between Karabakh and the Russian-Ukrainian war;

– Kremlin’s propaganda agony

(In Russian)

(In Azeri)

В.Копчак: «Киев готовится защищаться, в Москве понимают последствия для себя от полномасштабного наступления на Украину»

Россия стягивает войска к границе с Украиной, Киев в ответ ведёт перегруппировку войск ближе к линии разграничения. Может ли всё это привести к вооруженному конфликту?

Давайте сразу будем корректны с формулировками. Война России против Украины идёт восьмой год. Оккупированы Крым и части Донецкой и Луганской областей. Поэтому при эскалационном сценарии речь стоит вести исключительно о дальнейшем наступлении российских войск на украинской территории. Произойдет ли это наступление и в каких масштабах – уверенно могу лишь сказать, что такой вариант развития событий в Кремле отрабатывается и готовится. Но как крайний сценарий развития текущих событий.

Наблюдаемые сейчас процессы свидетельствуют о нескольких моментах.

Во-первых, Киев в угоду Кремлю не прогибается на политико-дипломатическом и переговорном фронте (по Донбассу, плюс не снимает с повестки дня деоккупацию Крыма). То бишь, не идёт на капитуляцию – а именно в таком формате Москва видит «мирное урегулирование».

Во-вторых, идёт банальный шантаж на фоне торга – не только и не столько Украины (Москва по факту не признаёт нашей субъектности, так же как и Грузии, Азербайджана,  Армении и далее по списку). Сколько речь идёт о шантаже Запада, прежде всего, в лице Вашингтона – единственно игрока, который реально в состоянии оказать поддержку Украине. Я не только про «танки и самолёты» – ответное давление на Кремль может носить и ассиметричный характер. Симптомы этого мы сейчас наблюдаем. Ситуация может накалиться до уровня «Карибского кризиса» 1962 года – уж простите мне такой грубый штамп. И в отличие от 1962 года может и сорваться. Но повторюсь – речь пока, прежде всего, о демонстративном шантаже – в логике Кремля должен пошатнуться Киев, прогнуться Запад. При этом в Москве хорошо понимают последствия для себя в случае полномасштабного наступления на Украину, которая будет реально защищаться.                   

Во время кризиса в Грузии в 2008 и в Украине 2014 годов Запад хранил молчание. А как по-вашему сложится ситуация сейчас?

Опять же о дефинициях – в 2008 году против Грузии совершена военная агрессия со стороны России, оккупированы 20% грузинских территорий. Касаемо «молчания» Запада, то я предельно с Вами не согласен. Запад не молчал даже в 2008 году. Конечно, его реакция была недостаточной и  никак не повлияла на Кремль, и сегодня неадекватность той реакции в адрес России признают не только лишь все. Грузию Кремлю по факту «простили», и это стало одним из факторов, развязавших руки агрессору в 2014-м году против Украины.

Ни в какое сравнение с 2008-м годом не идёт реакция Запада на оккупацию украинских Крыма и части Донбасса. Она была гораздо жёстче и продолжает присутствовать не в последнюю очередь, потому что Украина продолжает воевать и не собирается капитулировать. Санкционное давление на Кремль (чего не было в 2008 году) не может быть самодостаточным для деоккупации территорий, но санкции – пусть и медленно – работают, а угроза новых санкций является для Кремля как сдерживающим фактором, так и одним из мотивов для нынешней «игры мускулами»…       

Азербайджан первая страна на постсоветском пространстве, которой удалось военным путем освободить свои территории от армянских сепаратистов. Сможет ли и Украина тем же путем добиться результата?

Тем же – в смысле таким же – нет. У нас принципиально другая ситуация. Тем же – в смысле военным – да. Сейчас безумное количество спекуляций на тему «военного решения вопроса». Да, для Украины не адаптивен опыт Карабаха – я много выступал уже на эту тему. Стереть с лица земли Донецк или Луганск – как это сделали россияне с Грозным – для нас неприемлемо. Это наши города, с нашими людьми – у которых может быть разное мировосприятие – но нашими…

Однако политико-дипломатический путь решения конфликта совершенно не исключает путь военный. Просто формат другой. Давайте представим себе идеализированный, выглядящий сейчас фантастикой сценарий, когда Россия добровольно решает вывести и разоружить свои оккупационные войска на востоке Украины и передать 400+ км украинско-российской границы под контроль Киеву… Даже в этом случае путь всё равно будет военным – заходить всё равно вначале будут военные, Национальная Гвардия, пограничники на границу. Это же так очевидно, если не спекулировать.

Военный путь в том или ином виде наступит при определённых обстоятельствах. Не готов сказать, когда они наступят. Но это и близко не про сегодняшнюю «игру мускулами» на нашей границе. Мы готовимся защищаться, если  сейчас полезут дальше …      

Турция решительно поддержала Азербайджан в карабахской войне. В последнее время активизировались контакты Турции с Украиной. Может ли эта поддержка со стороны Турции помочь в деоккупации территорий.

Я предлагаю закрыть вопрос лобовых параллелей между союзными форматами Турция/Азербайджан и Турция/Украина – разговоры на эту тему так бы не раздражали, если бы здесь и сейчас они не несли конкретный вред, местами в информационном плане играя на руку агрессора. (Далеко не только к Вам претензия – Вы хоть про «Байрактары» не спрашиваете).

Устал повторять, что Турция по очевидным причинам никогда не обеспечит – ни нам, ни кому-либо другому – союзнического формата, аналогичного Азербайджану. Но Анкара как реальный наш стратегический партнер нам, безусловно, помогает. Просто в другом формате. Это и сотрудничество на уровне внешнеполитических и военных ведомств («2+2» или «Квадрига»), это и всестороннее военно-техническое сотрудничество, и поддержка Анкарой «Крымской платформы», в вопросе крымских татар и так далее.

Другой вопрос, что тезис «Украина с Турцией готовят карабахский сценарий для Донбасса» стал одним из ключевых мэмов российской пропаганды. И признаком информационного сопровождения нынешней эскалации, которую мы наблюдаем. С одной стороны это бред, с другой – верный признак, что наступать собираются именно они – на уровне шантажа, как минимум. Это обработка, прежде всего, своей российской аудитории. Вон Дмитрий Козак буквально недавно в свете Донбасса опять про «Сребреницу» начал рассказывать. Плохо у них и с идеями, и с нервами. Повторяются. Потому что нагнетают.

А формула нашего успеха остается неизменной много лет: никто вместо нас за нас воевать не будет. Киев должен быть готов к «нулевому варианту» – когда помощь Запада будет где-то между «глубокой обеспокоенностью» и «предельно глубокой обеспокоенностью». Любой помощи, выходящей за эти рамки, мы будем, безусловно, рады. Надежда на это есть, но это будет для нас бонус, а не главный фактор…    

А формула нашего успеха остается неизменной много лет: никто вместо нас за нас воевать не будет. Киев должен быть готов к «нулевому варианту» – когда помощь Запада будет где-то между «глубокой обеспокоенностью» и «предельно глубокой обеспокоенностью». Любой помощи, выходящей за эти рамки, мы будем, безусловно, рады. Надежда на это есть, но это будет для нас бонус, а не главный фактор…    

https://ednews.net/ru/news/analytical-wing/456594-kiev-qotovitsya-zashishatsya-v-moskve-ponimayut-posledstviya-dlya-sebya-ot-polnomasshtabnoqo-nastupleniya-na-ukrainu?fbclid=IwAR1BY_t1h4d6eDeRDR_FXJtg3szzT8zp7ls6ySbbh6K72JoRXp40x0XpdzA

Volodymyr Kopchak

Head of the South Caucasus Section

He has been working as a Head of South Caucasus Branch of the Center for Army, Conversion and Disarmament studies (CACDS, Kyiv, Ukraine). Volodymyr also is an expert in Georgian Strategic Analysis Center (GSAC, Tbilisi, Georgia) and expert in The Topchubashov Center (Baku, Azerbaijan).

Work Experience:
– deputy Director of the CACDS;
– deputy editor in chief of Defense Express “Defense Industry of Ukraine” magazine;
– CACDS media projects coordinator; editor in chief of “Accent” magazine.

Summary of qualifications: Research, analysis; Analytical work in the field of geopolitics, external policy, informational security (countering propaganda), countering “hybrid” threats, military-technical cooperation, etc.; Publishing the CACDS bulletin “Challenges and threats: security review”; Organizing of international conferences, seminars, round tables; Experience in law-making process, including preparation of the offset law in military-technical cooperation sphere of Ukraine.

Contact Us
April 2021
M T W T F S S
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930